Красота здоровья

все для красоты, молодости и здоровья



Общество

10 стратегий, которые используют СМИ для манипулирования человеком

10 стратегий, которые используют СМИ для манипулирования человеком:

1. Отвлечение внимания

Базовым элементом социального контроля является стратегия отвлечения. Цель — отвлечь внимание общественности от важных вопросов, решаемых политическими и экономическими элитами, с помощью технологии «наводнения» или «затопления» непрерывными отвлечением и незначительной информацией.

Стратегия отвлечения важна, чтобы не дать гражданам возможности получать важные знания в области науки, экономики, психологии, нейробиологии и кибернетики.

2. Создать проблему — предложить решение

Этот метод также называют «проблема-реакция-решение». Создается проблема, «ситуация», вызывающая определенную реакцию общественности — чтобы люди сами начали желать ее решения.
Например, допустить рост насилия в городах или организовать кровавые теракты для того, чтобы граждане потребовали принятия законов об усилении мер безопасности и проведения политики, ограничивающей гражданские свободы.

3. Стратегия постепенности

Чтобы внедрить непопулярные решения, нужно просто применять их постепенно, капля за каплей, годами. Именно так были навязаны принципиально новые социально-экономические условия (неолиберализм) в 80-х и 90-х годах: ограничение роли государства, приватизация, ненадежность, гибкость, массовая безработица, заработная плата, которая уже не обеспечивает достойную жизнь. То есть все те, изменения, которые при одновременном внедрении вызвали бы революцию.

4. Стратегия откладывания

Еще один способ принять непопулярные решения, это представить их как «болезненные и необходимые» и добиться в данный момент согласия граждан на их осуществление в будущем.

5. Сюсюканье с народом

Большинство рекламы, которая направлена на широкую публику, пользуется языком, аргументами, символами и, особенно, интонациями, рассчитанными на детей. Будто зритель очень маленький ребенок или имеет умственную недоразвитость. Почему? «Если вы обращаетесь к адресату, будто ему 12 лет или менее, то согласно законам восприятия есть вероятность, что он будет отвечать или реагировать некритично — как ребенок».

6. Больше эмоций, чем размышлений

Использование эмоционального аспекта — это классическая технология для блокирования рационального анализа и критического восприятия индивидуумов. Кроме того, использование эмоционального фактора позволяет открыть дверь в подсознательное, чтобы доставлять туда мысли, желания, страхи, опасения, принуждение или нужные модели поведения …

7. Держать людей в невежестве и посредственности

Создание зависимого общества, неспособного к пониманию технологий и методы социального контроля и угнетения. «Качество образования, предоставляемого низшим общественным классам, должно быть как можно скуднее и посредственнее, чтобы разрыв невежества между низшими и высшими социальными классами оставался и его невозможно было преодолеть».

8. Побуждать массы увлекаться посредственностью

Внедрять в массы мысль, что модно быть тупым, пошлым и невоспитанным…

9. Усиливать чувство вины

Сделать так, чтобы индивидуумы считали, что они сами виноваты в своих бедах и неудачах из-за недостатка интеллекта, способностей, или усилий. Таким образом, вместо того, чтобы восстать против существующей системы, индивидуумы чувствуют себя беспомощными, занимаются самоедством. Это приводит к депрессивному состоянию, эффективно способствует сдерживанию действий человека.

10. Знать о людях больше, чем они о себе

В течение последних 50 лет научные достижения привели к стремительному росту разрыва в знаниях между основной массой общества и теми, кто принадлежит к правящим элитам или используется ими. Благодаря биологии, нейробиологии и прикладной психологии, «система» пользуется передовыми знаниями о человеческом существе, то физически или психологически. Это означает, что в большинстве случаев, «система» имеет больше контроля и больше власти над индивидуумами, чем индивидуумы над собой.

 

КОРПОРАЦИЯ «DRUG» И ЕЕ ГЛОБАЛЬНЫЙ МАРКЕТИНГ

1. ИДЕАЛЬНЫЙ ТОВАР
Закономерности мирового экономического развития, статистические данные и ежедневные хроники СМИ, сам размах повсеместного потребления наркотиков приводит к мысли о существовании гигантской транснациональной корпорации, контролирующей производство и потребление наркотиков во всем мире.

Корпорация имеет подданых и широко распространяемую идеологию. Она заявляет о себе в парламентах. Для защиты ее интересов действует современная армия, морской и воздушный флот. По сути это — виртуальное государство.

Ее тень мертвит высочайшие должностные лица, дьявольская готика ее грязных шприцов пронзает современное культурно-историческое пространство. Опасной громадой нависает она над человечеством. Не замечая, мы смотрим сквозь нее. Не сознавая, подчиняемся ее законам. Ее проявления привычны и давно вошли в обиход. Условно назовем ее — Корпорация «D» (Drug).

Наркотики — идеальный товар, намертво вцепляющийся потребителю в глотку. Большинство пробовавших становится постоянными покупателями. Физиологическая зависимость может наступить сразу (героин), через пару недель (опиум), или через год (конопля), смотря с чего начинает потребитель.

По официальным данным, в мире — 70 миллионов наркоманов. Наркотики — выгодный товар, имеющий характеристики, о которых только может мечтать производитель любого продукта. Эйфория, изначально возникающая при потреблении, быстро превращается в жизненнyю необходимость и гарантирует повторную покупку1. Доход от продажи 1 кг. героина составляет свыше $ 100 000 США. Стоимость 1 т. сырья после переработки в кокаин возрастает на 12 400% . Ничто в мире не дает такой бешеной прибыли. Последствия употребления наркотиков — импотенция, распад личности, слабоумие, генетические изменения, приводящие к рождению уродов, дисфункции органов и смерть к 30 годам.

Как и любой бизнес, наркотическая индустрия стремится к бесконечному увеличению числа продаж и прибыли. Поэтому, как и любой товар в современном мире, наркотики требуют построения специальной стратегии рекламы и маркетинга.

2. ВИДИМАЯ ЧАСТЬ НЕВИДИМОГО
Катастрофическое распространение наркомании в среде молодежи объясняется открытостью границ, бездуховностью общества и даже возмущениями на солнце. Между тем, небольшое исследование СМИ сразу же выявляет хорошо известные специалистам «четыре Пи» — составные элементы маркетинга, обеспечивающие максимальный объем продаж:

Produkt + Price + Place + Promotion.
Товар (produkt) — Героин, кокаин, гашиш, ЛСД и пр.
Цена (price) — Ниже мировых цен и доступна потребителю.
Место (place) — По информации прессы и правоохранительных органов — дискотеки, бары, клубы, кафе, учебные заведения, розничная продажа и пр.
Продвижение (рromotion) — Реклама средствами искусства и в СМИ

Следует логический вывод: объем продаж, то есть эпидемия наркомании в России — следствие воплощения научной стратегии маркетинга и рекламы наркотиков как товара.

Проверим наше открытие и выявим другие составляющие D(drug)-маркетинга. Стратегия распространения и продажи любых товаров (в т.ч. и наркотиков) выстраивается по всем правилам университетских наук. Как поясняет солидная американская энциклопедия рекламы: «Соединяются информация и знания, полученные из бихевиористских наук (антропологии, социологии, психологии и т. д.) с мастерством и творчеством коммуникативных искусств (литература и печать, драматическое искусство, театр, графика, фотография и проч.) с целью мотивирования, видоизменения или усиления чувств, убеждений, мнений и поведения потребителей».

По официальным данным, основные потребители наркотиков — подростки и молодежь в возрасте 12—25 лет. Следовательно, это и есть целевая аудитория, выбранная Корпорацией «D» для распространения наркотиков.

Прагматичное умервщление подростков с целью извлечения практической выгоды, со временем, займет достойное место в ряду таких явлений мировой истории как людоедство, рабовладение, концентрационные лагеря с производством матрацев из волос и абажуров из человечьей кожи. Выбор детской целевой аудитории невыразимо аморален, однако, с точки зрения маркетинговой стратегии он безупречен. В России существует огромный рынок неприкаянных подростков. Юность не имеет достаточных знаний и ясной картины мира, основанной на собственном опыте.

Исходя из сведений о группировании потребителей вокруг наиболее часто посещаемых ими местах отдыха, учебы, развлечений, определим целевой рынок на основе отношения потребителей к пользующимся спросом, услугам. Как известно, рынок — это потенциальные покупатели, объединенные общим интересом, потребностью или желанием и имеющие возможность оплатить покупку.

Услуги Дискотек, клубов, продукция рок-исполнителей имеют свой целевой рынок, своих покупателей — молодежь 12—25 лет. Эти потребители группируются вокруг посещаемых ими мест развлечений — дискотек, клубов, баров, кафе, рок-концертов (сегментация по бихевиористским признакам).

Одновременно это и есть рынок сбыта наркотиков, целевой рынок их продажи определен с точки зрения потребления услуг сферы развлечений.

Он жестко связан с рынком поп-музыки, и повсеместно сопровождает потребление этих услуг. Объем продаж наркотиков во многом зависит от рекламы place (места продажи), т. е. продвижения и количества услуг дискотек, клубов, рок-групп. Как мы увидим в дальнейшем,

Корпорация «D» вкладывает огромные средства в индустрию развлечений и ее promotion с тем, чтобы получить гораздо большие выгоды от продажи наркотиков.

3. СИЛОВЫЕ ЛИНИИ
Та же великолепная энциклопедия американской рекламы сообщает нам о главном устремлении рекламы и сбыта, заключающемся в том, чтобы найти нужных людей и совместить их с нужным продуктом. Какие силовые линии несут миллионы молодых людей, и подростков к гибели, неотвратимо совмещая с наркотиками?

Мотивация посетителей дискотеки, молодежного клуба или рок-концерта по иерархии А. Маслоу предполагает комбинацию физиологических (половая жизнь) и социальных (дружба и привязанность, чувство общности) потребностей для группы подростков 12—19 лет, и потребностей в половой жизни и самоактуализации для группы молодых людей 20—25 лет.

Теория стимула-реакции объясняет механизм promotion. Рекламное объявление (стимул) запускает в действие потребность (физиологическую, социальную) или желание покупателя, что создает побуждение к реакции (приобретению товара, услуги).

Сексуальные стимулы — непременная принадлежность СМИ, осуществляющих promotion «альтернативных» рок-исполнителей и их концертов, молодежной моды, дискотек, субкультурных течений, праздников и сборищ-тусовок. Секс пронизывает попавшие в его поле предметы, знаки и темы, превращая их в Условные стимулы. Методичная трансляция Условных стимулов через коммуникационные каналы ведет к Генерализации (усилению воздействия).

Обратимся к прессе, публикующей рекламу дневных и ночных клубов, дискотек, рок-концертов, и других мест развлечений для молодежи. Как правило, эти издания отличаются эротическими иллюстрациями и текстами сексуального характера («Playboy», «Yes!», «Cool», «Птюч», «ОМ», «Ровесник», «Тусовочка», «Версия», «Московский комсомолец» и т. д.)

В Москве и регионах России музыкальные телеканалы заполнены клипами звезд, осуществляющих секс-promotion в названной прессе. 90% молодежных телепередач предлагают своим зрителям те же произведения в качестве непременной нагрузки. FM-радио беспрерывно полощет их в эфире. Периферийная пресса, претендующая на молодежную аудиторию, копирует столичные материалы о рок-альтернативе. Стиль и записи «звезд», ставшие условными секс-стимулами, подхватывают миллионы подростков. Воздействие таланта заменено действием Безусловного рефлекса.

В любом конце России, возьмет ли подросток пульт телевизора, окажется у него журнал, или он услышит радио — всюду ему неотвратимо мигает однообразная рок-тусовка. Нескончаемый радиоэфир и точно рассчитанное телевизионное время, клипы, журнальная и газетная продукция, видеофильмы и аудиокассеты — все это создает мощный идеологический пресс, выбраться из-под которого практически невозможно.

Секс-пропаганда — безусловный стимул, вызывающий потребность в половой жизни. Места развлечений, мода, рок-музыка в соединении с безусловным стимулом (секс) становятся условными стимулами.

Это и есть силовые линии, направляющие нужных людей (молодежь, подростков) в нужные места (дискотеки, кафе, клубы и т. д.)

4. ИДЕОЛОГИЯ
Мы не оговорились, упомянув об идеологии. При исследовании информации, по различным каналам поступающей на целевую аудиторию от 12 до 25 лет, обнаруживается железная закономерность:

Все каналы коммуникации поставляют для молодежной аудитории 12—25 лет один и тот же набор из явно идеологически окрашенных тем:

Секс-пропаганда.Дискредитация секса, как акта личностной половой любви и пропаганда секс-девиаций в качестве развлечений: Fast Love (моментальное спаривание), парафилий (извращений), гомосексуализма4, множественного, безличного подросткового полового опыта.
Молодежная мода.Пропаганда шокирующей, эпатажной моды с элементами различных субкультур и клеймением, «моды для дискотеки», нарушающей общепринятые коды одежды, унисекс.
Девиантность и преступление.Разрушение табу и общепринятых кодов поведения (публичный половой акт, нецензурная брань и т. д.). Пропаганда христианских заповедей наоборот: «Не чти отца своего», «Прелюбодействуй», «Убий», «Сотвори себе кумира» и т. д.
D — мифология.Экстремальность, «безбашенность»; скрытая пропаганда наркотиков под видом постижения мистики, сверхъчувственных явлений, дьявольщины; астрология, ужасы, пришельцы, НЛО.
Рок -звезды и рок-музыка.Реклама звезд, сведения о гонорарах, поклонниках, описания успеха, богатства, любовных приключений. Сообщения о девиантных поступках (преступлениях, наркомании), как о составной части их жизни.
Места развлечений.Реклама клубов, рок-концертов, дискотек, массовых праздников и других разнообразных «тусовок».
Идеологическая окраска тем, соединенных с Безусловным сексуальным стимулом, очевидна. Это идеология нарушения социальных норм, идеология выпадения из общества, идеология преступления.

5. ТУСОВКА — КОМАНДА — ГРУППА
Для успешного вступления во взрослую жизнь (социализации) подростку необходимо утвердиться в роли взрослого, в выборе профессии и образования при поддержке значимых других людей (эго-идентификация). Если жизненные условия в семье неблагоприятны, наступает кризис идентичности — чувство бесполезности, мучительный душевный разлад, неспособность продолжить образование. «Подросток…страстно ищет тех людей и те идеи, которым он мог бы верить», — говорит Эриксон (71; 139). Огромное влияние на развитие эго-идентичности подростка оказывает пропаганда массовой культуры, герои толпы. Он подражает поведению и манере одеваться тех, кто чаще всего мелькает на экранах и страницах.

Эксперимент в Институте психологии РАН (В. П. Морозов, 1997) показал положительную связь между предпочтением рок-музыки и низким образовательным цензом, отсутствием слуха. Таким образом, подросток, практически не обладающий способностью выбирать, безоговорочно воспринимает моду и музыку навязанную СМИ.

Стиль рок-звезды нарушает общепринятые коды одежды. Эпатажная прическа, грим, клейма (татуировки, пирсинг и т. д.), означают отделение от общества. Основная функция такого облика в маркетинге наркотиков — усилить чувство неполноценности у подражающего подростка, вызвать шок, неприятие, насмешки, отделить группы молодежи от общества.

Члены группы испытывают иллюзии неуязвимости и единомыслия, имеют готовое коллективное самооправдание и верят в собственную непогрешимость. В обмен на признание, одобрение и присоединение к могущественному «Мы» (группа) против враждебного «Они» (общество), подросток усваивает групповые стереотипы восприятия, учится оказывать давление на несогласных, терпеливо умалчивает о своем несогласии и вместе с другими членами группы цензурирует факты, опровергающие ценности группы.

Такая группа представляет собой идеально слаженный социально-психологический механизм, готовый к потреблению наркотиков. Немного антисоциальной мифологической смазки — и он заработает в нужном направлении.

Читать далее: http://whatisgood.ru/theory/media/korporaciya-drug-i-..

 

Добро, зло и современные мультфильмы!


В последние годы к нам из-за океана целым по­током спешат на помощь детские мультфильмы. Они торопятся помочь нашим детям влиться в «русло цивилизации» после эпохи «отсталости» и «застоя», раскрыть их удивленные миру глаза на «суровую правду жизни» и обеспечить приспособ­ленность и — приспособленчество в ней, навязчиво демонстрируя месть и жестокость, отвратить их восприимчивые души от зла. Многие из них уже теперь с успехом выполнили и перевыполнили свою почетную миссию: дети не только узнали больше о темных углах нашего прекрасного мира — войне, обмане и борьбе за выживание, — но и почти освоились в их темноте, найдя темноту захватывающей, потеряв связь с Миром Иным и веру в Его Свет.

О дивный, новый мир!

Слово «мультипликация» восходит еще к ла­тыни, где multiplex обозначает «состоящий из многих частей», а также «многосторонний, непос­тоянный, таинственный, скрытный». Все больше наша жизнь дробится на множество частей, все непостояннее и непонятнее она становится. И все больше и больше в нее входит телевидение, мультфильм, мультипликационная компьютер­ная игра. Современного ребенка трудно предста­вить не сидящим перед телевизором или ком­пьютером, где по экрану бегают люди, звери и вовсе непонятные существа — озорные, задорные, грустные, грозные… Взрослые воспринимают это как данность: маленьким детям — мультики, ро­дителям — работа и заботы по дому. Таков за­кон современного мира. К этому привыкли и об этом не думают. Сейчас взрослые не знают, что смотрят их дети. Море программ, каждый день в эфире — новые мультики, чтобы пересмотреть их все, не хватит и жизни. Да и зачем? Ведь мы уже выросли, а наши дети — тоже вырастут и… забудут?

Новорожденный ребенок не приносит с со­бою в мир никаких знаний. Все, чему он может научиться в этом мире, он усваивает прежде от родителей или из сказок. Вначале через дейс­твия, эмоции, а затем и через слово малыш пере­нимает у родителей и всех окружающих модель их поведения, употребляет в своей речи те же слова, которые он услышал и запомнил от них. Вместе с родителями и бабушкиными сказками первыми учителями малышей в советскую эпоху были веселые и добрые белочки, лисички и зай­чики, которые дарили подарки «просто так», по­могали своим друзьям, пушистым, как они сами, радовались земляничному дождю и пели песни о том, как хорошо быть вместе.

Детские мультики всегда были сказкой про добрых детей и животных. В нем все оживало: ручеек умел смеяться, облака — скакать, как лошадки. И весь мир смотрел с эк­рана добрыми глазами на ребенка. А через пять минут дети бежали во двор и смотрели весело на солнце, траву и облака, потому что мир был доб­рым. И никому не приходило в голову, что пер­вой игрушкой ребенка может стать киборг или трансформер.

Никто не заметил подмену. Просто зверушки стали «разнообразнее». Появились веселые бу­рундучки — Чип и Дейл, хитрый кролик Багс- Банни, дятел Вуди-Вудпекер, очаровательные кот и мышка — «Том энд Джерри». Под веселую му­зыку, почти без слов они стали гоняться за кем-то и убегать от кого-то, спорить друг с другом и шу­тить над своими друзьями. Все они явно делали что-то нехорошее, но было так весело! А отдельно от того, что они делали, эти герои и вовсе каза­лись добрыми. Их глаза — огромные, казалось бы, открытые всему миру, а на деле — неподвиж­ные и черно-белые, гипнотически притягивали того, кто в них смотрел. И зритель уже не в силах был оторваться от экрана — ни через пять минут, ни через двадцать. А чтобы герои не успели надо­есть (поскольку делали всегда практически одно и то же), время от времени на экранах стали по­являться «Олененок Бэмби», «Белоснежка», «Покахонтас», «Красавица и Чудовище», — то есть прекрасные и добрые сказки.

Они были первыми предвестниками «дивного, нового мира»… А потом на экране изобразились и вовсе непонятные существа: «доброе» приви­дение с теми же огромными глазами — Каспер, желтолицые со щелками вместо ртов «шутники» Симпсоны, «очаровательные» чудовища «Улицы Сезам», герои из канализационного люка — чере­пашки-ниндзя. Но им еще далеко было до «ле­тучих героев» Супермена, Бетмена, Спайдермена и знаменитых «Покемонов». На этих-то дети смотрели и вовсе не отрывая глаз. На игру совсем уже не оставалось времени.

И тог­да «добрые» американские просветители предложили детям поиграть. Все в те же детские мультики в прямоугольнике экрана. Но — на компьютере.

Там ребенок почувствовал себя не просто участником, а полным хозяином обста­новки. Мгновенно были от­брошены безобидные миккимаусы и кролики. Осуществлялась заветная мечта всех детей — быть, как взрослые. Почти настоящий пулемет, крылья взрослого дяди Бет­мена и — вперед, в одиночку против всех сил зла. В многочасовой (!) компьютерной схватке забудь, что ты маленький ребенок, научись быть злым и жестоким: твоим злом надо победить зло… ком­пьютерных фигурок. И дети стали «как взрослые». Настало время вовсе недетского страха и недетских чувств, от­нюдь не добрых. Христос сказал: «Если не обра­титесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное»(Мф. 18, 3). Вот в чем была подмена. И то, что добро может быть злым, а зло — добрым, наши дети усвоили четко.

Тогда какая разница между добром и злом?

Маленькие дети часто за­дают такие вопросы, как, например, чего в мире больше — добра или зла, почему этот герой хо­роший, а тот — плохой; для них мир полярен, но все же более четко, чем у взрослых, делится на добро и зло. И взрос­лые тёти и дяди поспешили объяснить: а это во­обще неважно, главное — кто кого победит. А там уже все равно, каким будет победитель — плохим или добрым. Ведь он должен будет уничтожить всех остальных — своих врагов…

Недавно общественность потряс случай, про­изошедший в Самаре. Маленькая девочка выко­лола глаза спящему отцу за то, что он запретил ей смотреть «Покемонов». К сожалению, траге­дия не осталась единственной. Другая девяти­летняя девочка ударила ножом в живот соседку по парте. На вопрос, зачем — пожала плечами и сказала, что в фильмах это делают интересней. Шестилетние малыши на коленях своих родите­лей стискивают кулачки и шепчут: «Папа, я хочу убивать!» На приеме у психиатра выясняется, что это — очередной результат того, что дети с двух лет на­жимали курок компьютер­ной игры… 5 июня 2005 года в Екатеринбурге двенадцати­летний школьник скончался от обширного инсульта пос­ле того, как 12 часов провел за виртуальным убийством в местном игровом клубе.

И тогда психологи стали «открывать заново» то, что они давным-давно знали. Оказывается, маленькие дети не способны отли­чить экран от действительности, а сказку — от жизни. Все, что они видят и представляют, может быть и уже есть для них в жизни. Взрослые, смот­ря «ужастик», испытывают страх, но при этом помнят, что на экране — художественный вымы­сел какого-то человека. Дети, смотря страшный или жестокий мультик, об этом не знают и не помнят. Страх, который они испытывают, пре­вышает поэтому часто даже ту степень, которую может выдержать взрослый.

Жестокость на эк­ране у насмотревшегося на подобное взрослого вызывает антипатию к герою, на жестокости час­то не акцентируется его внимание. Жестокость у детей вызывает непонимание и дополнительную дозу страха. Страшно, когда ребенок к ней при­выкает. Тогда пропадает не только способность сопереживать чужому страданию, но и интерес к жизни, в которой нет таких «спецэффектов». Уже давно отмечено специалистами, что уровень страха, получаемого от телевизора, — запороговый. Часто взрослые понятия не имеют, что есть мультики «не для малышей». Сами привыкшие к жестокости, они не считают жестоким то, что показывают в мультиках. Вот если бы кино, тогда другое дело — страшно, потому что реально. Они забывают, что для ребенка действительно сущес­твует все, что он видит и слышит. В его сознании одинаково реально

Про Фому и Ерему

Имена мультяшных героев Тома (в полной форме Thomas) и Джерри (Jeremy) соответствуют просторечным русским именам Фома и Ерема. Наша народная традиция богата шуточными по­вествованиями о Фоме и Ереме — двух друзьях, которые делали всякое дело вместе, но ничему не учились, поэтому оканчивалось все каждый раз плачевно. Шутка нужна была для того, что­бы научить детей не быть такими ленивыми. «Били Фому за Еремину вину», — гласит русская поговорка.

Американских Тома и Джерри впол­не можно отнести к ярким представителям их национальной смеховой традиции. То, что от­личает их от героев русских шуток — изначаль­ная вражда между ними.

Том — кот и как бы не пытался дружить с Джерри, рано или поздно он прогневается на бедную мышку и будет гонять­ся за Джерри. Да в этом-то и смысл всей шутки. Том вечно преследует мышонка Джерри, чтобы съесть его, а мышонок — Тома, для того чтобы… отомстить. И мстит ему со всею жестокостью. Иначе бы шутка кончилась, а с нею и мультик. Вот такие друзья. Американская шутка ничему не учит. Это пустой смех ради смеха, который не гнушается никакими средствами. Русский «Ну, погоди!», снятый по законам этого жанра, не содержит сцен жестокости, в отличие от своего американского прототипа.

Даже если в диснеевских детских мультиках есть положитель­ные герои, как, например, в мультике «Чип и Дейл…», зло наказывается слишком жестоко, а мотив действий героев при этом — гордость, сами герои постоянно ссорятся между собой.

Это не осуждается, но нужно для того, чтобы было смешно. В «Чипе и Дейле…» музыка тревожная, преимущественные цвета фильма, несмотря на яркость героев, — синие и коричневые, они не спо­собны пробудить радость в ребенке. В западных мультиках нет счастливого конца, даже если все оканчивается «неплохо». (Помните, чем оканчи­вается мультфильм «Мадагаскар»? Герои наконец дождались корабль, а на берегу остались пингви­ны, которые радуются тому, что корабль без топ­лива…).

Каждая новая серия любого американс­кого мультсериала — продолжение борьбы с тем злом, которое… было побеждено в предыдущей серии. Куда здесь до нашего «и жили они долго и счастливо»! Все гораздо «увлекательней» и «сов­ременнее». По мнению современных психологов, такая «концовка» западных мультиков приучает детей верить в необходимость и неуничтожимость зла в мире. Его можно лишь на время оста­новить. Чего стоят одни только «Охотники за привидениями»! В этом мультфильме зло способ­но становиться добрым, разгуливать по городу, но главное — оно полностью материально, духовно­го мира нет, борьба со злом сводится к погоне за «привидениями» с… пылесосом. А если нет ду­ховного мира, то нет воздаяния, а зло — забавно и безобидно.

Не менее интересны в этом отношении «Покемоны». Эти мультики для детей (японское зрелище) несут пол­ное разочарование в разумности мироздания: герой, который во всех предыдущих сериях был хорошим, в следующей серии оказывается ужас­ным чудовищем. На родине этого фильма после демонстрации одной из серий более шестисот человек (и не только детей!) попали в больницу с эпилептическими припадками. Стоит взглянуть на самих покемонов («карманных монстров»), что­бы понять, почему: щели вместо рта, пустые глаз­ницы. Дети усваивают, что добро — лишь «функ­ция», которой может и не быть.

На сегодняшний день стало очевидным, что многие западные мультфильмы и сказки представляют опасность для духовного мира ребенка.

Некоторые из них, как, например, вечерняя «сказка» для младенцев «Телепузики», вполне могут повредить хрупкую психику малыша, привести к отклонениям от нормального умственного развития. В «Телепу­зиках», например, показывая детям яблоко, сооб­щают, что «это виноград», о красной краске гово­рят «зеленая». Все это делается специально для того, чтобы блокировать усвоение правильной информации о мире. После этого уже нетрудно научить ребенка любой лжи в качестве правды. В некоторых американских мультиках образ добра вообще отсутствует. Там есть лишь разно­образнейший набор злодеев и безликие жертвы. Как, например, в одном из них, с умилительным названием «Вампиреныш», где одного из героев так и зовут Жертва…

Почему же дети смотрят такие мульти­ки? — спросят взрослые.

Действительно, многие малыши обычно закрывают руками лицо, пря­чутся за маму или выбегают из комнаты, когда видят что-то страшное. Им даже не надо гово­рить: «Не смотри!» Но как уйти, если на экра­не — такие симпатичные бурундучки или котик с мышонком? Кого-то прищемляют дверью, и он делается плоским, кого-то ударяют тяжелым мо­лотком по голове или поджигают хвост. Но ведь после этого герой — цел и невредим и по-пре­жнему весел. А в каждой серии ему ох-как доста­ется. Он и жив-то остался на гла­зах благодарных зрителей ради того, чтобы ему досталось еще и в следующей серии. За что? Просто так, чтобы было смеш­но.

Ведь не за то же, что бегать за мышкой — вечный закон при­роды? Зло может быть веселым и привлекательным. Оно может встречаться на каждом шагу и его никто не наказывает. Поче­му бы не повеселиться? И такая подмена добра и зла происхо­дит в возрасте, когда у ребенка еще не сформировано четких понятий о них! После этого уже не страшно смотреть и на ме­нее прекрасных созданий мультипликационного бизнеса.

Прочному усвоению такого миропредставле­ния способствует… самый простейший гипноз.
Сейчас многие дети жалуются, что им скучно смотреть советские мультики 50-х годов. Зайчи­ки и белочки, все время разговаривающие друг с другом, уже непонятны и неинтересны. Яркие красочные рисунки современной западной кино­продукции, на которых неподвижны — только большие черно-белые глаза, а все остальное ме­няется под завлекающую, повторяющуюся без конца музыку, заставляют глядеть на телеэкран неотрывно даже взрослого человека. Это гипноз «невольный», за который в суд не подашь. Мало ли на что человек может смотреть часами, не отрываясь? А отвлечься от телевизора действи­тельно трудно. Не случайно мультипликацию используют в рекламе.

Что же можно сказать о виртуальных играх, из плена которых и взрослому подчас нелегко выбраться? А ощущение реальности, столь ха­рактерное для детского сознания, в «зазеркальном мире» не покидает и взрослого человека. В этом мире бесконечных сражений и завлекаю­щих спецэффектов понятия красоты и радости сознательно употребляются по отношению к са­мым ужасным зрелищам. Для чего и ради какой цели мы отнимаем у наших детей их любовь, их красоту и радость? Зачем мы их пугаем?

Одна из особенностей восприятия нами этого мира — не­способность осознавать разумом весь поток полу­чаемых извне знаний. То, что не было замечено сознанием, может беспрепятственно влиять на нас помимо нашей воли.

Диснеевские мультики лишены сказочного начала. Имена их героев — Гайка, Рокфор (сыр) — не пробуждают у зрителей ничего радостного и высокого. А имена героев русских сказок? Царевна Лебедь, Василиса Премудрая, Краса Ненаглядная — гимн Красоте и Премудрости!

Сейчас, когда у родителей все меньше времени остается свободным от работы и забот дня и без мультфильмов бывает трудно соприкоснуться со сказкой, нужно постараться защитить своих детей от страшных и безнравственных мультиков.

Нужно стараться приучать ребенка к книге; прочитанная сказка даст ребенку несравнимо большее духовное богатство, чем снятый по ней мультик. Есть и ещё один хороший выход, который советуют многие детские психологи: превратить телевизор в экран для видеомагнитофона. Хороший мультик развивает ребенка, сообщает ему знания о мире, на всю жизнь оставляет яркие впечатления о красочном и волшебном мире сказки.

Но наряду с ним должна развивать и игра, и живое общение с миром. Дети — большие выдумщики и изобретатели. Они не могут обойтись без творчества. И не важно, если в детской игре стул станет самолетом, а кукольный домик будет разобран, чтобы сделать кровать. Главное — непассивное и неравнодушное отношение к миру. А каким большим будет счастье детей, если с ними вместе играют их родители!

Источник: http://whatisgood.ru/tv/cartoons/dobro-zlo-i-sovremen..

 

ПОЧЕМУ ВАЖНО БЫТЬ ОБРАЗОВАННЫМ ЧЕЛОВЕКОМ?


Три качества — обширные знания, привычка мыслить и благородство чувств — необходимы для того, чтобы человек был образованным в полном смысле слова.(Чернышевский Н.Г.)

Образование есть нечто такое, что люди предпринимают в отношении себя и для себя: человек сам себя «образует». Выучить нас могут и другие, но «образовать» себя мы можем лишь самостоятельно. И это не пустая игра слов. Образовать себя — совсем не тот что научиться чему-либо. Мы учимся с целью приобрести различные умения; работаем над своим образованием — чтобы чем-то стать, чтобы пребывать в ладу с этим миром. Как можно это описать?

Да, в начале жизни мы будучи несмышлёными малышами впитываем жадно и бездумно культуру, в которую погружает нас появление на свет. Со временем, с развитием памяти, интеллекта, нравственности мы учимся оценивать культуру и начинаем видеть её изъяны, указывать на них взрослым, что своим следствием имеет появление молодёжных протестных субкультур, которые сегодня зачастую вместо нацеливания на созидательную критику ведут либо к саморазрушению, либо к разрушению общества, то есть критику деструктивную — критику без каких-либо творческих предложений по исправлению ситуации.

Образованность наша таким образом складывается из впитанных в самом детстве базовых программ психики, накопленных поверх этого стереотипов (сюда же относятся и разнообразные факты), какой-никакой развитости машины интеллекта, если повезёт с окружением то какой-никакой развитости чувств, а если очень повезёт — то и определённой культуры мышления, навыков изменения своей психики, работы с информацией, пониманием методов действия и создания знаний в темпе течения жизни.

Также всё это связывает в психике и направляет по жизни система нравственных стандартов, которая по большей части также почерпнута из культуры и отчасти сконструирована самостоятельно в более сознательном возрасте, да ещё рекомендаций совести, которым мы в силу нашей нравственности либо следуем, и тогда проблем по жизни имеем меньше, поскольку совесть оберегает от знатных ошибок, либо — глухи к ней и тогда жизнь всячески нам указует на необходимость обратить своё внимание на эту самую нашу советь.

Если соотноситься с задачей сохранения или обретения этим обществом способности к дальнейшему развитию культуры и поддержке личностного развития всех, то от каждого общество в праве требовать:

- Самообладания (т.е. воля человека должна быть властна прежде всего над его инстинктами и культурно обусловленными навыками поведения, включая привычки — бессознательные автоматизмы поведения). Это так потому, что именно самообладание является основой важнейшего личностного качества, открывающего возможности свободного развития общества: «принятие» — умения воспринимать людей такими, каковы они есть, и терпимо (без потакания) относиться к ним, не взирая на их личностные пороки, недостатки и совершаемые ими ошибки (в том числе и систематические ошибки). При этом «терпимость» предполагает неприятие, преодоление и подавление попыток к порабощению себя, проистекающих со стороны других индивидов и корпораций как путём применения потенциальными поработителями силы или угрозы её применения, так и путём создания разнородной зависимости от «покровителя»-единоличника или «покровительствующих» корпораций и т.п.

- Коммуникабельности в сочетании с заботливостью и доброжелательностью, поскольку именно эти качества позволяют войти в общение с другими людьми как для того, чтобы жить и работать совместно с ними, так и для того, чтобы оказать им помощь в выявлении и разрешении их проблем.

- Эффективной личностной культуры чувств и культуры мышления, поскольку именно они лежат в основе творчества людей как в работе, так и в оказании помощи другим, основой безопасности окружающих в общении и в совместной деятельности с человеком.

- Владения общекультурными навыками и освоения стандартного для общества образования, что объединяет в общество всех взрослых его членов в каждую историческую эпоху. В эту группу критериев входят умения читать и писать, в том числе.

Это тот минимум, которым должно обладать все граждане в обществе, но и до этого уровня воспитанности многие не дорастают.

Как можно видеть знание фактов — лишь очень малая доля настоящей образованности и воспитанности, однако и с этим у многих людей проблемы.

ОБРАЗОВАННЫЙ ЧЕЛОВЕК — ОБЯЗАТЕЛЬНО ЧИТАТЕЛЬ
Читатель художественной литературы, из которой он узнает: как можно выразить свои мысли, желания и чувства. Он изучает язык души. Осознает, что одни и те же вещи можно воспринимать иначе, чем привык он сам. По-другому любить, по-другому ненавидеть. Он усваивает новые слова и метафоры, описывающие душевные состояния. Пополняя свой запас слов, обогащая палитру понятий, он учится более точно выражать свои переживания и тем самым — более тонко чувствовать.

Образованный человек лучше, интереснее рассказывает о себе и о мире, чем тот, кто только и может, что повторять обрывки ярких фраз или афоризмов, когда-то им затверженных. Способность человека к точному самовыражению позволяет ему углублять и уточнять представление о самом себе. Этот процесс может продолжаться бесконечно.

К тому же чтение задействует один из самых важных механизмов психики, от которого зависит будущее, как отдельного человека, так и всего человечества в целом. Это — воображение. Если вы не воображаете, не мечтаете о своём будущем, его для вас сделает кто-то другой. Сегодня, против воображения всячески борется массовая культура, приучающая лишь потреблять готовую информацию, но не творить, не воображать новое. В итоге человек становится придатком к телевизору или к ленте в социальной сети. Книга же учит наше сознание воображать, создавать миры, наделять их деталями и особенностями, которых даже и нет в книге — она учит нас творить!

Мы живём в век, когда темп развития общества, его экономический прогресс и жизнь каждого из нас зависит от знаний. Не имея их, человек не может познавать природу, овладевать её богатствами, управлять современной техникой, управлять производством, наладить своё собственное дело, не может и сам быть гармонической личностью.

Престиж знания, престиж образования становится всё более высоким. Ни воспитание, ни образование не могут быть даны в готовом виде. Стать образованным — это,в первую очередь значит научиться учиться, и для тех кто освоил этот навык процесс образования длится всю жизнь, а сама жизнь становится разнообразной и яркой.

Источник: http://inance.ru/2014/10/uchenie-svet/

 

Как развалить систему образования за семь шагов?

Идея о том, что государство может быть заинтересовано в снижении качества образования не является новой. Тем не менее, в "теорию заговора" поверить всегда труднее, чем в простую человеческую глупость. В данной статье предлагается проверить правдоподобность гипотезы управляемого снижения качества образования при помощи методики, придуманной братьями Стругацкими.

Лирически-методологическое предисловие

Когда-то меня до глубины души тронула книга братьев Стругацких «Волны гасят ветер». На описанной в книге Земле будущего было такая профессия – прогрессор. Прогрессоры внедрялись в другие менее развитые, чем Земля цивилизации и исподволь направляли общество к прогрессу в нужном направлении. И вот однажды некого прогрессора пронзила мысль: а что если на Земле тоже действуют законспирированные прогресоры более высокоразвитых цивилизаций? Надо их обнаружить! Но как? Автор идеи предложил трех-шаговую методику выявления инопланетных прогрессоров. Во-первых, предположим и допустим, что они действительно существуют. Во-вторых, зная их цели, попробуем спрогнозировать, что они должны делать (что бы мы делали на их месте). В-третьих, будем искать совпадения между нашим прогнозом и реальными событиями на Земле. А далее в книге описывается история применения этой методики, благодаря которой шайка законспирированных прогрессоров была вскрыта и обезврежена.

Предлагаю воспользоваться методологией Стругацких применительно к системе образования. Предположим, на постсоветском пространстве действует банда регрессоров, задача которых – развалить сложившуюся при СССР систему образования. Подумаем, что для этого надо было бы сделать и будем искать совпадения в реальной жизни. В данном случае я выступлю в роли гипотетического регрессора и разработаю краткую диверсионную план-программу развала системы образования. А Вы, уважаемые читатели, сами ищите совпадения в реальной жизни и делайте выводы.

Итак, моя программа разрушения системы образования (на примере высшего образования) получилась из 7 пунктов.

1. Снижение творческой мотивации педагогов

Общая идея. Как учил товарищ Сталин, «кадры решают все». Проблемы в том, что педагоги высшей школы – кадры еще те. В своей массе в ВУЗах работают самомотивированные личности, которые делают свое дело хорошо не за зарплату и не из страха наказания, а потому что им это интересно и потому, что они считают, что это важно и нужно. Как снизить рабочую и творческую мотивацию этих гвоздей людей? Их нужно унизить. Унизить так, чтобы возникла жесткая обида на систему, которой они служат. Обостренно чувство справедливости, обычно присущее самомотивированным людям, в данном случае сделает свое чёрное дело – они не смогут по-прежнему служить системе, которая их незаслуженно унизила.

Конкретные действия. Показателем социального статуса человека в обществе и индикатором меры оценки обществом ценности труда и заслуг человека является его зарплата (доход). Надо чтобы у профессоров и доцентов зарплаты были на уровне грузчиков, кассиров и уборщиц. Во-первых, это снизит статус педагога в глазах общества. Во-вторых, это унизит педагогов и породит обиду на систему. При этом очень важно довести ситуация именно до абсурда — чтобы профессора/доктора получали меньше уборщицы. Подобная иррациональная ситуация вводит разум человека в состояние аффекта. Дополнительно в ВУЗах следует создавать иррациональные и унизительные дефициты: бумаги, туалетной бумаги, учебников, порошка для принтера, самих принтеров и т.п. Достойный рыцарь не служит господину-идиоту, а уважающий себя профессор не сможет с полной отдачей служить ВУЗ-придурку.

2. Подрыв авторитета педагогов

Общая идея. Реализуя пункт 1, мы убиваем сразу несколько зайцев. Поскольку богатство является показателем социального статуса человека, студенты в основной массе будут презрительно относиться к преподавателям-нищебродам, считая их лохами и неудачниками. При таком отношении процесс передачи знаний приобретает эффективность близкую к нулевой.

Конкретные действия. Смотри пункт 1.

3. Бюрократизация учебного процесса

Общая идея. Армейская мудрость гласит: чтобы солдату в голову не приходили дурные мыcли, он должен быть постоянно занят; не важно чем, главное – занят. Чтобы в головы педагогов не проникли хорошие и умные мыли, они тоже должны быть постоянно заняты какой-нибудь пустой и тупой работой. Поскольку красить траву в среде преподавателей как-то не принято, нужно изобрести аналог «покраски травы» для профессуры.

Конкретные действия. Аналогом «покраски травы» в ВУЗах может быть заполнение бесчисленных и никому не нужных бумаг и отчетов. Каждый год надо менять формы основных документов, чтобы всю документацию надо было переделывать заново. Но педагоги (особенно советской закалки) – люди вредные, упертые и стойкие. Даже в бессмысленном деле они запросто могут найти творческую составляющую. Чтобы исключить эту возможность необходимо в документооборот ввести элемент авральности: около 30% всех бумаг следует требовать предоставить срочно и с-сегодня-на-завтра.

4. Либерализация учебного процесса

Общая идея. Обучение человека чему-то новому в большинстве случаев вызывает сопротивления. Поэтому насилие есть неотъемлемый элемент любого эффективного образовательного процесса. Отсутствие насилия резко снижает эффективность обучения. Давайте вспомним старые фильмы с Брюсом Ли и Ван Даммом или учителя «Белый лотос» из кинофильма-гротеска «Убить Билла 2». Помните, как там учителя учили своих учеников? Результата был – ого-го! Для снижения качества образования необходимо максимально либерализовать учебный процесс. Человек — существо ленивое (студент – в особенности), поэтому студенту, вырвавшемуся из под контроля школы и родителей и не попавшему в другую систему контроля, будет явно не до учебы.

Конкретные действия. Свободное (пусть не de jure, но de facto) посещение лекций, выбор студентами педагогов, неограниченное количество пересдач экзаменов и зачетов, минимальное отчисление (в идеале – вообще избавиться от явления отчисления) студентов. Побольше капустников, КВНов, конкурсов красоты и т.п.

5. Разрушение интеллектуальной атмосферы

Общая идея. В ВУЗе лекции и семинары – это не главное. Главное – это создание образовательного поля. Именно поэтому западные ВУЗ охотятся за нобелевскими лауреатами и известным учеными и готовы платить им килобаксы просто за факт присутствия. Почему учёные любят ездить на конференции и симпозиумы (на которых, по правде говоря, больше «тусуются» и «выпивают», чем обсуждают научные проблемы)? Да потому, что они там становятся умнее! Сотня светлых голов в одном месте создает уникальное «поле ума»; попавшие в это поле люди умнеют на глазах и рождают хорошие идеи. Однако это интеллектуальное поле легко разрушается под действием низкоуровневых вибраций. Достаточно ввести в это поле десяток идиотов и пиши «пропало» – поля больше нет. Если идиотов будет больше, то они уже начинают создавать свое поле идиотства, в котором люди глупеют.

Конкретные действия. Необходимо устранить заслоны, препятствующие приему в ВУЗы идиотов, бескультурных, агрессивных личностей. Для этого необходимо:

— лишить педагогов ВУЗов права отбирать студентов самостоятельно,
— сделать прием в ВУЗы безличным (элементарный фейс-контроль легко выявляет вышеуказанные патологические типы),
— снизить порог поступления до уровня двоечника (для этого надо увеличить набор студентов).

Чтобы повышение количества обучаемых не потребовало дополнительных бюджетных средств, делаем следующее: излишки студентов должны сами оплачивать свое обучения, количество преподавателей не увеличивать, увеличить нагрузку каждому педагогу (это поможет реализации пунктов 1 и 3 программы). Увеличение количества студентов, приходящихся на одного педагога, выгодно еще и потому, что обезличивает учебный процесс, превращая его в потогонный конвейер.

6. Подбор руководящих кадров

Общая идея. На высшие руководящие должности в системе образования необходимо расставить людей, не соответствующих этим должностям. При правильном подборе и расстановке кадров скорый развал системы гарантирован.

Конкретные действия. Кого следует назначать на высшие руководящие должности в системе образования? Во-первых, людей, которые не пользуются авторитетом и уважением в среде своих коллег. Во-вторых, «крепких хозяйственников», но не мыслителей, которые в состоянии сформировать целостное представление о сложных системах. В-третьих, людей серых, не имеющих талантов и достижений; в этом случае они будут понимать, что целиком и полностью обязаны своему покровителю и будут идеально повиноваться и хранить тайну.

Для дестабилизации системы образования особенно ценными являются следующие психологические типы: тупые, амбициозные, гиперактивные, агрессивные, трусливые, соглашатели, алчные.

7. Маскировка

Общая идея. Чтобы программа разрушения образования не встретила сопротивление общественности, ее необходимо замаскировать. Врать надо по-крупному. Социальная психология утверждает: чем чудовищнее обман – тем легче в него поверят. Люди склонны думать, что их могут обмануть плохие люди (враги) исподтишка и по мелочам, но мало кто готов поверить, что их обманывают хорошие люди (свои), внаглую и по-крупному.

Конкретные действия. Во-первых, в СМИ необходимо создавать непрерывный информационный шум о модернизации, инновации, болонизации и т.п. Для этого можно успехи отдельных личностей (победы на олимпиадах, конкурсах и т.п.) выдавать за успехи системы в целом. Во-вторых, необходимо отвлекать внимание общественности на второстепенные вопросы. Для этого периодически следует затеивать бессмысленные реформы: менять 5-бальную систему оценок на 10- или 20-бальную, менять количество лет обучение то с 4 на 5, то с 5 на 4; сначала вводить, а потом отменять баклавариат, магистратуру, профильное обучение и т.п.; предлагать сокращать или удлинять (недовольные в любом случае найдутся) летние каникулы и т.п. Пусть в борьбе против второстепенных нововведений активная часть педагогов утилизирует и распыляет свою протестную энергию.

Замечания к программе

Данная программа рассчитана на 5-10 лет. После этого срока начинают действовать механизмы положительной обратной связи (когда выпускники ВУЗов сами идут преподавать в школы и ВУЗы, писать учебники и т.п.). После этого деградация образовательной системы приобретает необратимый и самоподдерживающийся характер. Вот собственно и все. Как видите – ничего сложного.

Автор статьи: Д.Б. Сандаков

 
Page 6 of 17
Banner
Banner
Banner
Banner
You are here: